Mademoiselle Elaine Le Cremen
Мама меня сравнивала с водой. Вода всегда прокладывает себе путь, даже сквозь камень. Оказавшись в западне, вода найдет, куда просочиться. Memoirs of Geisha
Навеяно чашкой кофе, звуками рояля и теплыми карими глазами личного ангела с ласковой улыбкой...

В зале приглушенный свет, отблеск от свечей расползается по пузатым бокам хрустальных бокалов, бросает приглушенные тени на лица посетителей небольшого ресторана. Кто-то прикрыл глаза от удовольствия, с улыбкой вслушиваясь в нежные, чарующие звуки рояля, кто-то мягко повторяет по белоснежной скатерти стола вслед за пальцами виртуоза-пианиста, проникаясь музыкой еще глубже. Сам же пианист, невысокий молодой человек, двадцати трех лет, с идеальной осанкой и тонкими пальцами, не меньше своих зрителей наслаждался музыкой. Он то прикрывал глаза, легко скользя пальцами по клавишам белого рояля, то окидывал взглядом полутемный зал, словно бы искал кого-то. Музыка полилась совсем легкая и нежная, когда он увидел ту что искал: невысокая светловолосая девушка села за столик, кивая официанту, тенью скользнувшему к ней, и переводя взгляд карих глаз на пианиста на сцене. Когда их взгляды
встретились, девушка тепло улыбнулась, вслушиваясь в музыку, которая говорила ей больше чем любые его слова. River flows in you… когда-то он написал эту мелодию специально для нее: закутанный в простыню на манер греческой тоги, он самозабвенно играл эту мелодию ей, встречая ласковую и теплую улыбку карих глаз и солнце, запутавшееся в светлых волосах. Казалось это было совсем недавно и он все еще помнит каждую ее родинку, каждую морщинку в
уголках глаз, когда она тепло щурилась, каждую ее улыбку с ароматом свежего кофе и цветов. Хоть в зале и было довольно многолюдно, оба понимали, что молодой человек играл только для нее. Тонкие пальцы девушки медленно порхали по столу так же, как его порхали по клавишам. Улыбка была отражением его улыбки. Казалось весь мир для них сузился до теплых и лучистых карих глаз и тонких пальцев выводящих на рояле красивую мелодию, так и не позабытую под тяжестью месяцев, проведенных в разлуке. Девушка так и не притронулась к принесенному блюду: глядя на пианиста, она улыбалась, так же лучисто как и раньше. Они двое, пианист и одна из многочисленных посетителей, потерялись где-то в далеких воспоминаниях, среди счастья, итальянских пирожных и кофе, прохладных простыней, пушистого рыжего кота и, сверкающим на солнце полированными боками, белым роялем. Тихие, но восторженные аплодисменты вывели их из пучины воспоминаний. Он поклонился публике, она же хлопала ему громче всех.
Когда они встретились у двери черного входа, под одним единственным фонарем на весь переулок, то долго рассматривали друг друга: он любовался отблеском света в ее волосах, а она – нежностью медленно поднимающейся волной в его глазах.
- Я написал новую песню, - наконец нарушил тишину он. - Хочешь ее послушать?
- Я хочу слушать все твои песни, Рик, всегда. Я пришла, чтобы остаться до конца жизни.
..Она прижималась щекой к его плечу, пока он медленно гладил ее по волосам и, запрокинув голову, с улыбкой глядел на звезды в небе. Обречь друг друга на боль и разлуку, чтобы понять смысл собственных и чужих чувств, понять что они совершенно идентичны и пронести этот миг до конца своих дней через всю жизнь...
Когда, встречая утро в теплых объятиях, девушка смотрела на сверкающие в лучах солнца гладкие бока белого рояля, ей казалось, что и инструмент искусства ее друга, радуется ей, встречает ее и прощает месяцы разлуки, как и его хозяин. И возможно, подумала она, вновь прикрывая глаза и улыбаясь, следующую песню мы будем играть уже вместе.



@музыка: yurima - hope song

@настроение: лирично-желейное